1 августа 2019

НИС "Академик Николай Страхов" спасательная операция 30-31 июля 2019 года.

       Научно-исследовательское судно «Академик Николай Страхов» 29 июля вышло из Архангельска на переход в Калининград. До этого судно  отработало экспедицию в Баренцевом и Карском морях.  Научный состав, кроме троицы, оставшейся на переход,  отбыл с судна. И увёз с собой лето. В День ВМФ Архангельску пришлось срочно переодеваться в зимнюю одежду. Военно-морской парад на набережной Северной Двины прошёл без аншлага – горожане прятались по домам от северного ветра со вполне арктической температурой +9. Судно задержалось с заходом из-за высокой волны на рейде, лоцманский катер не мог туда выйти.

 

      Вечером того же дня запланированный отход пришлось перенести, бункеровка топливом состоялась только ночью. Утром 29-го отошли от архангельского причала и вышли в Белое море, где встречный ветер постоянно усиливался и поднимал волну. К утру 30-го июля «Страхов» в тучах солёных брызг пробивался к выходу из горла Белого моря в Баренцево. Оттуда уже катила океанская зыбь. К арктической погоде добавился холодный дождь, а ветер усилился до штормового.

 

В шесть утра на траверзе островка Сосновский по УКВ услышали вызов бедствия с яхты «Крейсер», по координатам совсем рядом. Яхту дрейфовало на якоре с намоткой на винте. Близкие беломорские берега в таких случаях моряков не радуют – неуправляемое судно штормовым ветром может выбросить на отмель и раздробить об камни в считанные минуты многометровой волной наката. Шансов выжить мало. Шестеро яхтсменов, понимая это, вполне резонно начали просить о помощи. При этом никаких современных технических средств, кроме УКВ-рации и GPS-навигатора у них не оказалось. Наверное, не Абрамовичи. Видимость к тому времени была почти нулевая. Яхту в высоких волнах радар не замечал. Обнаружили одномачтовую малышку, подойдя вслепую по координатам. 
 
Признаки бедствия очевидны – на носовом штаге ветер треплет обрывки стакселя, с борта под винт свисает трос. Вышли через спутник на связь с морским координационно-спасательным центром в Архангельске. Доложили о ситуации и получили распоряжение оставаться в районе бедствия, оказывать помощь яхте и быть координатором на месте спасательной операции. Правда, координировать пришлось только самих себя – никаких других судов и спасательных средств вблизи не оказалось. Из-за шторма движение в горле Белого моря почти прекратилось. Ни о каких специализированных спасательных судах береговой центр не сообщил. Наверное, приходят в себя после парада.
Погода явно нелётная, на авиацию надежды нет в ближайшие сутки. Поэтому все возможные варианты спасения замкнулись на «Страхове». Спустить свой катер и забрать людей в такую погоду невозможно, его просто разобьёт о борт. Единственное, что можно сделать  в шторм– попытаться взять яхту на буксир и отвести в безопасное место.  Хотя и это- операция рискованная, но другого выбора просто нет. Палубная команда оперативно подготовила на корме буксирную линию: фал-проводник и швартовый канат. Подвели корму судна к яхте, чтобы подать на неё проводник линемётом. Яхтсменов предупредили, чтобы укрылись – ракета из линемёта летит, как снаряд. Но пиротехнический заряд не сработал, во втором линемёте тоже. Больше зарядов нет. Остался только вариант подать выброску вручную. Ветер 25-30 метров в секунду, с частыми порывами. Яхту бросает на волнах, судно сильно раскачивает, когда оно стопорит ход и его разворачивает лагом к волне. Сильный дождь и очень слабая видимость.
 
Лирическое отступление: при всех суперсовременных и дорогостоящих ИНМАРСАТах, ГОСАКВАСПАСах, МСКЦентрах, многотомных СУБах, ИАМСАРах, СОЛАСах, многотысячных коллективах ИМО, ПСК, Транснадзоров, — жизнь людей в море по-прежнему в основном зависит от их собственного опыта,  выдержки и верной руки, кидающей выброску. Вертолёты, скоростные катера и спасатели в красивой форме – только в кино и в хорошую погоду. Конец лирического отступления.
 
Попасть ручной выброской в прыгающую в штормовом море яхту под ливнем весьма непросто. Слава богу, в море ещё остались настоящие матросы старой закалки. После нескольких безуспешных попыток попали. Для каждого заброса приходилось делать новый подход судна кормой к яхте. Надо сказать, и на «Крейсере» экипаж оказался не слабым. Никакой паники и истерики, спокойно и умело работали на кувыркающемся судёнышке, сами пытались закинуть выброску на корму судна – безуспешно. Во время последней попытки яхту порывом ветра и волной прижало к левому борту, мачта прошлась по шлюпке, срезала найтовы, шлюпка начала раскачиваться и биться о конструкции шлюпбалок.  Буксирная линия тоже прожила недолго. Толстый швартов обрезало об какой-то стальной угол при рывках на волне.

 

Старпом в мокрой штормовке прибежал с кормы на мостик без сдутой ветром за борт каски и обреченно прохрипел: «Всё, новый швартов за борт ушёл. Теперь с меня бухгалтерия полную стоимость высчитает…». Возможно, так и будет. Подумав об этом, повторять упражнения с заводкой буксира не стали. Да и погода стала для этого совсем неподходящей – волнение всё усиливается. Есть и хорошие новости – никого не убило и не покалечило на палубах, а также  поменялось течение. «Крейсер» понесло из узкостей в Белое море. Теперь сверхзадача – не потерять его в дождевых зарядах. Постоянный визуальный контакт- единственный способ удержать яхту под наблюдением. Радар даёт на экране сплошную засветку от волн. Отметка «Крейсера»  среди этого свечения никак не выделяется. Если яхта потеряется, найти её станет уже невозможно. Будет носиться по Белому морю по воле волн, пока не разобьется где-нибудь о прибрежные скалы.

 

Объяснили по радио яхте, что ничего другого пока сделать для них не можем. Бедолаги, ещё под сильным впечатлением от попыток буксировки, согласились, только спросили, когда намечается улучшение. Прогноз по ветру – такой же на ближайшие 12 часов. Ночью ожидается некоторое ослабление.  А ещё утро. Стараемся удерживать судно рядом с яхтой, в пределах видимости. Это означает движение по ветру и волне со скоростью дрейфа яхты 4 — 6 узлов. На такой  скорости с попутным ветром и волнением судно управляется с большим трудом, приходится напрягать носовую подрульку. Мигает индикация перегрузки. Если случится обесточка, судно положит лагом и станет совсем невесело. И яхту потеряем, и самим перевернуться недолго.
 
И так-то вместо законного банного дня- борьба с летающими по каютам предметами, а на обед – сухой паёк. Шеф-повар извиняется – даже бутербродов не из чего нарезать. После прошлогоднего усекновения нормативов питания колбаса, сыр и масло на научном флоте стали  роскошью. Куча народу бдительно следит, чтобы матрос не переел лишнего. Так что штормовой обед – хлеб с картошкой. Эти продукты нормированы с большим запасом- диета такая. Разбавляет диетическое меню только выловленная северная рыба. Моряки не ропщут, все по своим местам стараются, как могут. Повара пытаются ловить выскакивающую из сковородок рыбу и при этом не свариться в кипятке. Буфетчицы спасают остатки посуды. Научная группа помогает в наблюдении на мостике. У механиков тоже  тяжелая работа  – стараться не материться по переговорной линии с мостиком и вежливо объяснять штурманам, что механизмам такие перегрузки не полезны. Сейчас им все завидуют – в машине качает меньше всего и всё крепко привинчено. Хорошо, что многие моряки прошли школу, бакалавриат и магистратуру в проливе Дрейка в антарктических походах.

 

В зарядах дождя яхта скрылась из виду, но по радио сообщила, что наблюдает нас. Помогает включенное палубное освещение. А на самой яхте светиться нечему, тёмная она.  Подправляем курс и скорость по её наводке. Только вот батарея в их станции явно садится, речь сменяется неразборчивым хрипом, потом отдельные щелчки. Дальше – тишина… Видимости нет, пытаемся звать «Крейсер» на УКВ – куда несёшься ты? Не даёт ответа. Нечем. Начинаем ходить поперёк предполагаемой линии дрейфа галсами в надежде увидеть яхту в редких просветах. Без результата. Продолжаем поиски. Только бы не выскочить на неё в заряде ливня и не раздавить хрупкую посудину.

 

Ближе к вечеру береговой пограничный пост своим мощным радаром засекает неопознанную цель ближе к берегу. Цель явно малоразмерная, отметка часто пропадает. Пограничник по УКВ запрашивает: стой кто идёт в таких координатах, (по умолчанию – «стрелять буду!»). Молчит нарушитель государственной границы, будто ползёт через КСП с мешком взрывчатки, а мы ложимся курсом на эту точку с упреждением на вектор дрейфа. И выходим на «Крейсер»! Слава российским бдительным пограничникам и беломорским приливным течениям, поднесшим посудину под недремлющий береговой радар! Видимость слегка улучшилась, подходим на дистанцию около кабельтова и продолжаем следовать за дрейфующей яхтой.

Смеркается- белые ночи уже сменились темно-серыми, а под свинцовыми тучами вообще темнота. Включаем прожекторы и стараемся не выпускать яхту из их лучей. Прожекторы старенькие, слабенькие, с такими в Арктику нельзя ходить, но и они выручают. Главный прожекторист и вперёдсмотрящий– научный сотрудник Сорохтин, сам опытный капитан маломерных судов, весь день помогает штурманам не потерять братьев по маломерному классу.

Спасательный центр передает приятную новость, что со стороны Баренцева моря в наш район по пути в Архангельск следует НИС «Профессор Молчанов», по подходе поступает  в наше распоряжение. После полуночи действительно подходит «Профессор» и поступает в распоряжение «Академика». С радостью поручаем «Молчанову» ближнее наблюдение за яхтой, тем более, что у него прожекторы настоящие арктические. Да и волнение подтихает, яхта на радаре становится заметней. Караван из двух НИСов, возглавляемый «Крейсером», продолжает движение на юг, в сторону Архангельска. Под утро ветер ослабел, стало возможно безопасно подойти к яхте  и завести буксирную линию. Уступаем почетное право спасителя «Молчанову», он дотащит яхту по пути до Архангельска, а мы в шесть утра по распоряжению центра заканчиваем участие в спасательной операции и вольны следовать по назначению.

Ровно сутки адреналина и бессонницы. Пойдем считать потери и зализывать раны. Оркестр, цветы и прессу  оставим коллегам. Впереди – знойная Европа, цветущая сине-зелеными водорослями Балтика, жаркие объятия контролирующих органов и аж 9 дней стоянки в Калининграде, которые уйдут на писание объяснительных за утерянный швартов, сдутые ветром каски  и порванные найтовы. Ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным.

01/08/2019

По ссылке вы можете прочитать версию МЧС:  http://portnews.ru/news/281066/

Фотографии с места событий:

All rights reserved © Copyright 2016 – 2020.
Все материалы на сайте являются интеллектуальной собственностью компании. Полное или частичное использование информации возможно только с разрешения администрации.